Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

редька

без названия ( продолжение )

- Их убили ?
- Я вижу, - охрипшим вдруг голосом сказал Оскар. Он пристально всматривался  вдаль, в  направлении, откуда они приехали, каких-нибудь полчаса назад.
– Крис ? -  Крис ничего не ответил, только тяжело дышал и озирался  вокруг, будто  прикидывая, что теперь со всем этим делать. Ло опять посмотрела на Оскара, чтобы он…Что? Подтвердил? Уговорил?
 
– Я вижу, -  повторил он, - надо найти место, где похоронить, не на дороге же.  Оскар на неё не взглянул..  Только Френ смотрела на Ло  в упор, но было ясно, что лучше её ни о чём не спрашивать. Лицо Френ было бледным до голубизны, наискось на лбу  и немного на  переносице блестели красные брызги.
Где там Последний рубеж? Никто из них не знал и никогда не видел. А первый вот он, здесь.  Николас и Дрозд его не перешли. Это была их  первая стычка с рубежниками. Наскочили на них совершенно случайно, и было то в патруле всего пять человек. Но они оказались обозлены и упрямы, не пожелали выслушивать очередную выдумку и попытались задержать Ло и её спутников.  Она даже не успела понять, что это настоящая драка. Совсем ничего не видела,   всё время её кто-нибудь прикрывал. А теперь Николас и Дрозд лежали  на земле, мёртвые.
. Их Ло почти не знала. За этот месяц, что они провели в дороге, стараясь обходить города и крупные посёлки, и  останавливаться только в небольших деревушках , стоящих на отшибе   хуторах и постоялых дворах, к  ним прибилось ещё человек семь. Николас и Дрозд были среди прочих. Самое ужасное, что Ло даже не могла вспомнить, откуда они. Не смогла бы сказать, были они старыми друзьями или сошлись так тесно уже в походе. Но про таких говорят, не разлей вода. Вот и сейчас, один бросился к другому на выручку. Но это не помогло. Теперь оба мертвы.  И рубежники, все пятеро. Брюс поднял с земли смешную свистульку. Дрозд умел подманивать ею птиц. Подманивал,  а потом ловил их в силки. Брюс прижал манок к губам и тихо подул. . Ло вздрогнула и опять заметила кровь. Немного на свистульке и ещё на пальцах у Брюса. Чья она была? Его? Их? А,  может,  смешалась?  Воздух раскалился, и Ло показалось, что дышит она чистым варом.
– Дойди до леса, там не так жарко, - коротко бросил Оскар. Конечно, ей очень жарко. Вот тем семерым уже нет. И она сбежала в лес. Сбежала  не от жары, а  чтобы скрыть дрожь. Сильную,  неукротимую дрожь.  Шла, натыкаясь на деревья, потом  увидела пень и села,  с неестественно выпрямленной спиной. Позже она не  вспомнила, сколько времени провела на этом пне и о чем думала, когда Оскар нашёл её.
– Пойдём,  надо попрощаться с ребятами.  Она неуверенно встала и двинулась к нему на негнущихся ногах. Медленно, борясь с искушением броситься  на шею старому другу и разрыдаться во весь голос. Но не бросилась и не разрыдалась, только смотрела во все глаза. А глаз этих теперь было много. На её обветренном, загоревшем и осунувшемся лице, кажется,  и остались одни глаза.  Но Оскар не притянул её  к себе, не потрепал по волосам и не произнёс привычное :» Всё перемелется…» Но почему? А потому,  что ничего уже не перемелется. Ничего не вернётся на свои круги. Потому что здесь и сейчас всё решилось раз и навсегда. Само собой, мог бы сказать Оскар. Но он молчал. Неужели  всё это  для того, чтобы она  убедилась  в полной своей неспособности …или
- Оскар, - она всё ещё ждала, что он подскажет.
– Мы потеряли много времени,  надо идти, - Оскар повернулся и стал уходить, не оглядываясь, устало сутулясь. « Нет! Нет! Вернись! Скажи, что мне делать!» - она не закричала. Загнала эту волну  вниз, в глубину,  под тяжёлые камни.  Нет никакого выхода. И нет никакого выбора. Уже нет.  Дрожь прошла как-то сама собой, и  Ло побрела  вслед за Оскаром.
Тела рубежников оттащили в лес и закидали травой и  ветками. Дрозда и Николаса похоронили тут же  неподалеку, на опушке.
редька

Этот первый... обезьян.

     Он проснулся, но не подал вида. Долго лежал с закрытыми глазами, пытаясь понять, что не так. Порциями втягивал воздух ноздрями, настраивал слух.  Звуки...запахи...Всё знакомо, всё известно, но всё-таки, что-то  не так. Обезьян открыл глаза и сел. Земля  перед ним  качнулась. " Всё ясно, - подумал обезьян, - не надо было есть вчера те лиловые ягоды, - он потряс головой, - не забыть сказать другим, чтобы тоже не ели. Особенно малыши"
     Но качка постепенно прекратилась, и всё стало, как обычно...или нет?  Нестерпимо хотелось пить. Обезьян тяжело поднялся и направился к реке.  Почти вся стая была уже на ногах, поэтому он с трудом нашёл не взбаламученное место.  Нашёл и склонился над водой : " Господи, что за рожа!? Это..это...неужели я? Что я сказал?!! Я? Нет, перед этим. Вначале.  Какое слово я подумал вначале?  А, ладно. Ужасно хочется пить. Всё же ягоды."
      Рядом, верхом на упругом тростниковом стебле сидела птичка. " Маленькая" , - улыбнулся обезьян и протянул руку. Птичка вспорхнула, обезьян проводил её глазами. Она долго летела почти над водой, но потом круто пошла вверх. Но обезьян уже не следил.
   Вернувшись на поляну,  он застал обычную сценку. Двое малышей  волтузили друг друга, не поделив между собой продолговатый жёлтый  плод.  Он видел сотни подобных сценок, наблюдая их изо дня в день. Но сегодня всё было не так, как всегда. Обезьян остановился в недоумении :" Зачем же они так?"
     Он подошёл к кустам, где накануне припрятал отличную  палку для сбивания фруктов,  достал её и направился  в рощу. Там  росли высокие гибкие деревья, с густой листвой, укрывающей гроздья фруктов. Он прошёл в глубь рощи, облюбовал дерево поплодовитее и сбил первую гроздь. Она была хороша. Большая, крепкая, окутанная облаком медового аромата.  Но одной маловато, надо бы ещё. Обезьян задрал голову, пытаясь разглядеть в листве другую гроздь, чтобы не хуже. И тут налетел порыв ветра. Кроны деревьев качнулись и разошлись, открывая вверху  кусок неба. "  Какое синее ", - изумился обезьян. Он и раньше смотрел на небо. Мог ведь пойти дождь, или налететь хищник. И ещё он умел следить за птицами и знал, что те всегда чуют, где богатый  урожай орехов.
     Но сегодня был особенный день : " Боже мой, какое же оно синее", - повторил обезьян. Не опуская глаз, он сел на землю и стал ждать следующего порыва ветра. И  чего-то ещё, там, в груди.
      Он вздрогнул, когда рядом хрустнула ветка.  Быстро вскочил и оскалил зубы. Нет, всё в порядке. Это была просто обезьяна из их стаи. Она тоже искала плоды, но  у неё не было палки . Она смотрела попеременно, то наверх, то на гроздь плодов, про которую обезьян совсем забыл, но продолжал прижимать к груди.
       Она сначала замялась, но потом показала на фрукты и робко спросила :" Не дашь?"
Нет, в этот день всё было совершенно не так, как обычно. Он протянул ей свою добычу : " А?..дам."