Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

редька

Андрей Аранышев

                         Натюрморт с арбузом.
                        
 
                        
Collapse )
 
                       холст, масло   -      картинки кликабельны
другие работы см. по тегу
редька

Скользкие и блестящие.

       Их  было шесть или семь человек.  Шесть или семь мальчишек и девчонок.  Они  плавали в Азовском море,   держась руками за один надувной резиновый матрас на всех.  Им было тесно,  но очень весело.  Вожак стаи давал команду и все, как один, вытягивались  на поверхности непрозрачной  вечерней  воды и начинали болтать ногами.  За ними  поднимался каскад высоких ( и не очень)   шумно извергающихся фонтанов.  Они  хохотали от восторга,  давясь и захлёбываясь  холодным морским бульоном.             Неожиданно  компания оказалась в  центре другой  стаи.  Медузы.  Десятки медуз, а,  может,  целая сотня.  Скользкие  мыльные купола, гофрированные  стрекучие щупальца  облепили  озябшие тела от  ступней до самых подмышек. Теперь все вопили от ужаса.  Толкались руками, пинались ногами,  даже вожак не мог никого успокоить, потому что орал громче всех.   Сутолока напугала её больше, чем куча плавающих мерзких соплей.  Она  оттолкнулась  от  матраса  и поплыла в обратную сторону.  Плыла  плотно сомкнув губы и дышала на счёт.  Раз-два-три - вдох,  раз-два-три-четыре  - выдох,  раз-два-три - вдох...  Через несколько метров медузы закончились,  и она  добралась до берега по чистой воде.
      Через несколько дней  она  копалась в рюкзаке возле   своей  палатки, когда услышала истошный вопль. Женщина, та самая,  что несколько минут назад спокойно  читала книжку,  сидя на раскладном стульчике,  упала на четвереньки и,  беспомощно барахтаясь,  пыталась то ли убежать, то ли  встать на ноги.   Подняв над землёй маленькую головку  прямо к  женщине  ползла змея.  Она  рванула, как ветер. Нет, как вольный морской ветер.  Из всех,  кто жил в палаточном городке  она  добежала до  змеи первая.  Спрашивается,  зачем?
редька

Внутренние линии.

      Если возникает необходимость как-то себя утешить или просто побаловать, я придумываю истории исключительно для внутреннего употребления.  На них,  чуть ниже грифа "Совершенно секретно",   стоит дополнительно  штамп  - "Прочесть и уничтожить".  В зависимости от масштабов,  они делятся на  "слегка позволила себе"  и   " пошла в разнос".
   На самом деле,  это махровые,  дремучие мелодрамы, нечто вроде торта со свежей клубникой.  Там килограммы соплей и километры объяснений.  А конце, главная героиня обязательно уезжает куда-нибудь в даль, на поезде , и с перрона ей в след машут молодые Малдер и Скалли.
редька

Этот первый... обезьян.

     Он проснулся, но не подал вида. Долго лежал с закрытыми глазами, пытаясь понять, что не так. Порциями втягивал воздух ноздрями, настраивал слух.  Звуки...запахи...Всё знакомо, всё известно, но всё-таки, что-то  не так. Обезьян открыл глаза и сел. Земля  перед ним  качнулась. " Всё ясно, - подумал обезьян, - не надо было есть вчера те лиловые ягоды, - он потряс головой, - не забыть сказать другим, чтобы тоже не ели. Особенно малыши"
     Но качка постепенно прекратилась, и всё стало, как обычно...или нет?  Нестерпимо хотелось пить. Обезьян тяжело поднялся и направился к реке.  Почти вся стая была уже на ногах, поэтому он с трудом нашёл не взбаламученное место.  Нашёл и склонился над водой : " Господи, что за рожа!? Это..это...неужели я? Что я сказал?!! Я? Нет, перед этим. Вначале.  Какое слово я подумал вначале?  А, ладно. Ужасно хочется пить. Всё же ягоды."
      Рядом, верхом на упругом тростниковом стебле сидела птичка. " Маленькая" , - улыбнулся обезьян и протянул руку. Птичка вспорхнула, обезьян проводил её глазами. Она долго летела почти над водой, но потом круто пошла вверх. Но обезьян уже не следил.
   Вернувшись на поляну,  он застал обычную сценку. Двое малышей  волтузили друг друга, не поделив между собой продолговатый жёлтый  плод.  Он видел сотни подобных сценок, наблюдая их изо дня в день. Но сегодня всё было не так, как всегда. Обезьян остановился в недоумении :" Зачем же они так?"
     Он подошёл к кустам, где накануне припрятал отличную  палку для сбивания фруктов,  достал её и направился  в рощу. Там  росли высокие гибкие деревья, с густой листвой, укрывающей гроздья фруктов. Он прошёл в глубь рощи, облюбовал дерево поплодовитее и сбил первую гроздь. Она была хороша. Большая, крепкая, окутанная облаком медового аромата.  Но одной маловато, надо бы ещё. Обезьян задрал голову, пытаясь разглядеть в листве другую гроздь, чтобы не хуже. И тут налетел порыв ветра. Кроны деревьев качнулись и разошлись, открывая вверху  кусок неба. "  Какое синее ", - изумился обезьян. Он и раньше смотрел на небо. Мог ведь пойти дождь, или налететь хищник. И ещё он умел следить за птицами и знал, что те всегда чуют, где богатый  урожай орехов.
     Но сегодня был особенный день : " Боже мой, какое же оно синее", - повторил обезьян. Не опуская глаз, он сел на землю и стал ждать следующего порыва ветра. И  чего-то ещё, там, в груди.
      Он вздрогнул, когда рядом хрустнула ветка.  Быстро вскочил и оскалил зубы. Нет, всё в порядке. Это была просто обезьяна из их стаи. Она тоже искала плоды, но  у неё не было палки . Она смотрела попеременно, то наверх, то на гроздь плодов, про которую обезьян совсем забыл, но продолжал прижимать к груди.
       Она сначала замялась, но потом показала на фрукты и робко спросила :" Не дашь?"
Нет, в этот день всё было совершенно не так, как обычно. Он протянул ей свою добычу : " А?..дам."
редька

Нарушение режима.

    Самый вкусный гамбургер съедается под стоны совести и вопли здравого смысла. Или торт вприкуску  со свежей клубникой, и ничего не готовить.  Да, да, потом стыд, раскаяние и каши, каши...Но всё же  прав был старина Хэнк, песок плохая замена овсу.
редька

без названия.(продолжение)

Начало лета. Начало дня. Что может быть приятнее для порядочного человека, чем посидеть за столом, на улице,  в тени навеса. Выпить кружку остывшего утреннего молока, раскусить, брызгая крошками,  корку белой булки,  подцепить изюмину, покатать её на языке и раздавить о нёбо, и опять запить молоком. А потом отщипнуть от булки и бросить петуху, вышагивающему  неподалёку с  равнодушным видом. А то ж! Ему не до тебя. Именно сейчас он собирался смутить Светило своим блестящим терракотовым хвостом.
– Прости, Оскар. Ты же понимаешь. На кого я всё это брошу? Здесь же всё вот этими вот руками, - и Савл показал  свои широкие узловатые пятерни, - только ты не думай. Я всё помню. Как мы с тобой…эээх!! Как ты выручал…
- Да ладно, - оборвал его Оскар.
– Нет, я всё дам, как обещал. И телегу, и лошадь хорошую, и овса, и одеял дам. Но сам…,- Савл в который раз обвёл глазами свой « сказочный остров», - да куда я?
- Это ты не обижайся. Я так спросил, на всякий случай. Тоже, знаешь, вспомнилось, - Оскар не собирался упрекать старого друга, - ты и так терпел нас здесь целый месяц. Ну, ничего завтра уж мы…И не думай, за телегу и прочее, за всё заплатим.
– Ай, брось. Послушай, ты ведь тоже. Того…пора подумать, где пристроишься на старости лет. Хозяйка выгнала ? Да и чёрт с ней! А у меня? Разве плохо? Здесь тебе и место, и дело найдётся. Подумай, а? Ну куда тебя несёт? Подумаешь, в книжке написано. А если ерунда это всё. Я вон тоже могу написать. Какое дело, год стал длиннее. Зато я прошлым летом два урожая  вот таких помидор собрал. Мне этого знаешь на сколько хватит. Ого! Подумай!
Оскар ничего не ответил, только в очередной раз отщипнул от булки и  бросил петуху. Тут он заметил сестру Савла . Она переминалась  в нерешительности, боясь подойти к мужчинам.
– Здравствуй, Ревекка , - дружелюбно сказал Оскар, - вроде сегодня не виделись.
– Здравствуйте, не виделись, нет.
– Ну, чего тебе? –  Савл нахмурился.
– Спросить хотела…
- Ну? Чего уже? Спрашивай, - голос Савла набирал громкость.
– Да тихо ты, - покачал головой Оскар, - дай человеку сказать.
– А, может,  я поеду? Телегой же должен кто-то править. Вы не сердитесь, я случайно слышала, - женщина говорила издали, опасаясь подходить.
– Чего? А ну иди отсюдова, - Савл кинул в сестру полотенцем. Тряпица не долетела и упала на землю. Ревекка подобрала её и , опустив голову, ушла в сторону дома.
– Не обращай внимания,- махнул рукой хозяин, - как овдовела, совсем умом тронулась. Курица.
– Да, это бывает, - Оскар посмотрел вслед  женщине, - слушай, я всё спросить хотел, парень этот кто тебе?
- Кто? А Брюс то? Даже не знаю, как сказать…так получилось,-  Савл придвинулся  поближе, - выходит, что я вроде, как купил его.
– Как купил? – брови у Оскара поползли вверх.
– Ездил я тут…да, неважно. В общем, заночевал на постоялом дворе. И как раз понаехали эти…басурманы. И парень с ними,  вижу, как будто прислуживает . А эти, - он указал большим пальцем себе за спину,  словно там, кто-то стоял, - чуть что плёткой, чуть что плёткой. Я им говорю, ребята, что такое? А они за ножи и на меня. Тут я вспомнил, как мы с тобой бывало…Эх! –  лицо Савла расплылось в мечтательной улыбке. - Короче, потом сговорились, и вот. А парень оказался ничего, работящий, такой человек в хозяйстве не помеха. Ты не смотри, это он ещё у меня отъелся, а был…- Савл выставил свой корявый мизинец.
Ло не подбежала, подлетела : « Он согласился! Он поедет с нами!»
- Кто? – опешил Оскар.
– Как кто? Крис, конечно.
– А… Ты это, Ло, поосторожней с ним. Всё-таки он…, -  Оскар бросил  взгляд на друга, - мы его ещё не больно то хорошо знаем. С этими словами он встал из- за стола, - надо собираться потихоньку.
– Да посиди, успеешь, - Савл попытался притянуть Оскара за рукав.
– Надо ещё всё проверить. Чтобы не в последний момент. Не люблю я , когда в последний момент.
редька

(no subject)

     Попадая в человека, опыт ведёт себя по-разному. Иной,  минуя мысли, сразу попадает в движения. Если движения работают, то становятся автоматическими... пока работают.
     Другой  морщит лоб, тогда появляются мысли. Потому что никак по-другому.  Но если это давний опыт, не вспомнить, откуда взялся, то он опять меняет форму.  Как хлеб, молоко и яблоки. Конечно, нельзя сказать, что мы ходим с яблоками в волосах. И всё-таки можно. В этом случае, если спросить, человек не ответит сразу. Не ответит, потому что давно не носит ответ на вытянутых руках перед собой. Ему нужно обратное время. Чтобы извлечь. Не знаю откуда. Где он сейчас. В крови, в морщинке, в манере носить очки.
      Реагировать можно мгновенно, соображать быстро, а думать  долго.
редька

Фея домашнего очага.(продолжение)

    Ник и Нора переглянулись. Нора сделала в сторону Ника останавливающий жест и сама, как могла деликатно, высказалась о желательных изменениях в жизни их хозяйки. - Вот люди, - возмутилась коротко стриженная брюнетка, оставляя на хозяйкином халате пятна от кофе, - ничего сами не могут. Чтобы они делали без нас...и без вас.
          Запах яичницы кружил голову, но чего то в ней  не хватало.  Фея протянула руку  к вазе с фруктами. Со вчерашнего вечера в ней оставалась пара груш. Ник мгновенно подцепил вазу за ножку и подтянул к себе.  - Даже не знаю, что я смогу сделать, - лицо феи стало озабочено, - должны же быть чувства. Гру...тыкву заколдовать это на раз-два, туфельки там. А хозяйка ваша, я вижу,  не Золушка. Норка приличная, вещички , роботы опять же...Она сделала ещё одну попытку дотянуться, но Ник был на стороже. - Не знаю. Нет. Боюсь, что ничем не смогу вам помочь,- фея бросала в сторону Ника испепеляющие взгляды. - Но как же быть,- взмолилась Нора, - может можно что-нибудь придумать? Фея смотрела на Ника, Ник смотрел на фею. - Ну? - Нора переводила взгляд с одного на другую.
        - Хорошо, давайте так, - предложила фея, - сейчас я беру вот эту грушу, а ровно через три месяца ваша хозяйка - счастливая замужняя дама.  Оплата по окончании. Ник сдался  и подвинул фрукты : " Только не здесь."
        Ровно через три месяца Ник и Нора отдавали свою хозяйку замуж.  Оба были так счастливы, что в порыве Ник согласился пригласить Фею на свадьбу. Для хозяйки сочинили, что она та самая сестра того самого покойного изобретателя, ну и так далее.  Тут только Ник вспомнил, что так и  не поблагодарил Руприхта. Сначала он злился на старика из-за непутёвой феи, а потом предсвадебные хлопоты заняли всё его внимание. Наконец он дозвонился и рассыпался в благодарностях. Ник выложил все последние новости, включая приглашение феи на свадьбу.    
      - Эээ.., - протянул старик, - Ник, дело, конечно,  ваше, но думаю, с приглашением ты поторопился.  - Но... мы думали, мы так ей благодарны. И потом, ты оказался прав, она справилась наилучшим образом.
 - Ник, я и сейчас повторю, что она в своём деле лучшая. Но я сомневаюсь, что она будет так же хороша в роли свадебного генерала. В любом случае, слушай, если с ней что-то пойдёт не так, есть одно средство...
        Когда она вошла в зал, остальные приглашённые дамы почувствовали себя оскорблёнными, а мужчины недостаточно выбритыми. Ник и Нора переглянулись, и облегчённо вздохнули. Они подвели фею и прибывшего с ней юношу к молодожёнам. Молодой человек преподнёс новобрачной  роскошный букет неизвестных белых цветов.  - Мой племянник Антуан. Он ботаник, - пояснила фея.
       Сначала  всё шло просто замечательно. Фея была на высоте и даже пару раз провальсировала с отцом жениха.  Но часа через полтора вновь свернула на старую дорожку. Племянник к тому времени незаметно исчез. Наша дама сделалась не в меру оживлена. Она металась от стола к музыкантам и без остановки требовала  от них то чардаш, то сиртаки, то барыню.
       Ник и Нора переглянулись...и достали из заранее приготовленного тайника последнее средство. Капли датского короля - анисовую настойку.