Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

редька

Звери домашние и дикие.

    На днях тут увидела, как на "Культуре" заседают три симпатичные девахи, хорошенькие такие, чистенькие. Звук был отключён, но по выражению лица одной из них я догадалась, кто такие. Даже поспорила сама с собой. Включила звук и сама у себя выиграла - режиссёрши. Хотела было послушать, может скажут чего умное. Узнав, что одна, не та, что выражением, как раз у этой взгляд был намного мягче, сняла фильм, в котором девятилетний ребёнок кончает жизнь самоубийством, звук быстренько выключила . Плюнула через левое плечо, потом через правое и мысленно во всех трёх граций, на всякий случай. А потом посмотрела кино, где дети не кончают самоубийством.
   
   
   
редька

Светлое Воскресенье.

  "Но зачем же еще уцелели кое-где люди, которым кажется, как бы они светлеют в этот день и празднуют свое младенчество, — то младенчество, от которого небесное лобзанье, как бы лобзанье вечной весны, изливается на душу, то прекрасное младенчество, которое утратил гордый нынешний человек? Зачем еще не позабыл человек навеки это младенчество и, как бы виденное в каком-то отдаленном сне, оно еще шевелит нашу душу? Зачем все это и к чему это? Будто не известно зачем? Будто не видно к чему? Затем, чтобы хотя некоторым, еще слышащим весеннее дыхание этого праздника, сделалось бы вдруг так грустно, так грустно, как грустно ангелу по Небе. И, завопив раздирающим сердце воплем, упали бы они к ногам своих братьев, умоляя хотя бы один этот день вырвать из ряду других дней, один бы день только провести не в обычаях девятнадцатого века, но в обычаях Вечного Века, в один бы день только обнять и обхватить человека, как виноватый друг обнимает великодушного, все ему простившего друга, хотя бы только затем, чтобы завтра же оттолкнуть его от себя и сказать ему, что он нам чужой и незнакомый. Хотя бы только пожелать так, хотя бы только насильно заставить себя это сделать, ухватиться бы за этот день, как утопающий хватается за доску! Бог весть, может быть, за одно это желанье уже готова сброситься с Небес нам лестница и протянуться рука, помогающая возлететь по ней."  Н.В. Гоголь
редька

Этот первый... обезьян.

     Он проснулся, но не подал вида. Долго лежал с закрытыми глазами, пытаясь понять, что не так. Порциями втягивал воздух ноздрями, настраивал слух.  Звуки...запахи...Всё знакомо, всё известно, но всё-таки, что-то  не так. Обезьян открыл глаза и сел. Земля  перед ним  качнулась. " Всё ясно, - подумал обезьян, - не надо было есть вчера те лиловые ягоды, - он потряс головой, - не забыть сказать другим, чтобы тоже не ели. Особенно малыши"
     Но качка постепенно прекратилась, и всё стало, как обычно...или нет?  Нестерпимо хотелось пить. Обезьян тяжело поднялся и направился к реке.  Почти вся стая была уже на ногах, поэтому он с трудом нашёл не взбаламученное место.  Нашёл и склонился над водой : " Господи, что за рожа!? Это..это...неужели я? Что я сказал?!! Я? Нет, перед этим. Вначале.  Какое слово я подумал вначале?  А, ладно. Ужасно хочется пить. Всё же ягоды."
      Рядом, верхом на упругом тростниковом стебле сидела птичка. " Маленькая" , - улыбнулся обезьян и протянул руку. Птичка вспорхнула, обезьян проводил её глазами. Она долго летела почти над водой, но потом круто пошла вверх. Но обезьян уже не следил.
   Вернувшись на поляну,  он застал обычную сценку. Двое малышей  волтузили друг друга, не поделив между собой продолговатый жёлтый  плод.  Он видел сотни подобных сценок, наблюдая их изо дня в день. Но сегодня всё было не так, как всегда. Обезьян остановился в недоумении :" Зачем же они так?"
     Он подошёл к кустам, где накануне припрятал отличную  палку для сбивания фруктов,  достал её и направился  в рощу. Там  росли высокие гибкие деревья, с густой листвой, укрывающей гроздья фруктов. Он прошёл в глубь рощи, облюбовал дерево поплодовитее и сбил первую гроздь. Она была хороша. Большая, крепкая, окутанная облаком медового аромата.  Но одной маловато, надо бы ещё. Обезьян задрал голову, пытаясь разглядеть в листве другую гроздь, чтобы не хуже. И тут налетел порыв ветра. Кроны деревьев качнулись и разошлись, открывая вверху  кусок неба. "  Какое синее ", - изумился обезьян. Он и раньше смотрел на небо. Мог ведь пойти дождь, или налететь хищник. И ещё он умел следить за птицами и знал, что те всегда чуют, где богатый  урожай орехов.
     Но сегодня был особенный день : " Боже мой, какое же оно синее", - повторил обезьян. Не опуская глаз, он сел на землю и стал ждать следующего порыва ветра. И  чего-то ещё, там, в груди.
      Он вздрогнул, когда рядом хрустнула ветка.  Быстро вскочил и оскалил зубы. Нет, всё в порядке. Это была просто обезьяна из их стаи. Она тоже искала плоды, но  у неё не было палки . Она смотрела попеременно, то наверх, то на гроздь плодов, про которую обезьян совсем забыл, но продолжал прижимать к груди.
       Она сначала замялась, но потом показала на фрукты и робко спросила :" Не дашь?"
Нет, в этот день всё было совершенно не так, как обычно. Он протянул ей свою добычу : " А?..дам."
редька

без названия ( продолжение )

     Сад стоял тихий. Если какая птица и заводила трель, было ясно ,  залётная, местных порядков и настроений не ведавшая. Да и она вскоре замолкала  без ответа.  А свои и вовсе молчали. Ни звука.  Только где сухая ветка по стволу зашуршит или яблоко о землю стукнется.
      В доме тишина ещё заметнее. Дверные петли осмотрительно смазаны, там где скрипучая половица, брошен коврик. Прислуга меж собой словом не перекинется, общаются жестами, едва дышат. Но время не остановишь. Тикают часы, не дают забыть.
      Берта стояла у окна в кабинете. Сколько? Вот и часов и спрашивайте.  Лицо спокойное, безучастное, только тёмные тени вокруг глаз выдавали  терзавшие сердце  беспокойство и смуту. В дверь поскреблись.
- Кто?
- Мадам...
- Чего тебе, Карл?  - Так  напомнить просили, - Карл смотрел куда-то себе под ноги.
- Чего напомнить? -  голос Берты, обычно резкий и громкий, звучал бесчувственно и тускло.
- Бумагу Вы хотели...во Внутреннюю Канцелярию...так просили напомнить.
- Спасибо тебе, Карл.  Больше ведь никто не напомнил.  - Никудышные люди, мадам. Когда нет ответственности, человек ни на что не годится.
     Берта подошла к столу и положила руку на стопку бумаги, - Думаешь, надо писать?
- Так заговор же...преступление...не написать, потом и сами не отвертимся,- Карл поднял глаза на хозяйку. Берта зашаталась. Он бросился к ней, но она жестом умерила его прыть.
- Надо писать, ты прав. Вот только нехорошо мне, глаза не видят. На воздух нужно. Прогуляться, а уж потом и писать. Принеси мне накидку, я выйду.
 Пятясь и непрерывно кланяясь, Карл ушёл. Когда за ним закрылась дверь, Берта на несколько секунд с такой силой сжала виски, что зашумело в ушах. Успокоившись, она взяла со стола портрет покойного мужа и посмотрела на него глазами, которых никто никогда не видел : " С ней будет всё в порядке. Я тебе обещаю."  Аккуратно поставила портрет на место и вышла из кабинета.
  А  Карл уже семенил ей на встречу, держа перед собою накидку на вытянутых руках.  Сперва он  помог Берте одеться, потом поддерживал,  когда она спускалась с крыльца.
- Знаешь, друг мой, ноги меня совсем не держат. Проводи-ка, - она повернула к воротам.   - Куда же, мадам?...
-Не хочу в сад. Тесно мне, задыхаюсь .  - Темно скоро.  - Брось, до темноты больше часа, - и они вышли за ворота.
    Сначала ковыляли по дорожке мощёной белым камнем, потом побрели по песчаной, чуть позже повернули на тропу и , наконец, пошли по влажной от вечерней росы траве.
- Эх, дети, дети.  Растишь их...растишь,  покоя не знаешь, а они, - Берта всё ускоряла шаг, и Карл уже едва за ней поспевал, - так и молодая хозяйка. Родную мать не пожалела, в такое дело ввязалась, ещё сколько денег  прихватила. А кто же отвечать?... Но тут он встал, как вкопанный .
-Мадам, не стоит нам идти дальше. Обрыв крутой, - они остановились в нескольких шагах от края глубокой  балки. Было слышно, как далеко внизу, прыгая по камням, бежит вода. Берта с силой, впрочем, как и всё, что она делала, сцепила руки в замок, прижала их ко лбу, быстро и горячо заговорила.
- Ах, Карл!  Я так несчастна и одинока, что впору мне самой с этого обрыва...
 - Ну, что Вы, что Вы, -  Карл осторожно потрогал её за рукав.
- За что мне всё это? - Берта резко расцепила пальцы, - Карл, кольцо! Подарок покойного мужа! Я не переживу...
- Вот ещё беда. Как же Вы так? - запричитал управляющий
- Надо найти. Обязательно надо найти.
     Крал шарил руками в траве. Уже почти стемнело, а он  к тому же был подслеповат : " Где же оно?"
- Вон туда упало, там блестит, Карл.  Чуть дальше.
- Сейчас, сейчас, мадам, - продолжал он  бормотать себе под нос , когда получил от Берты увесистый  удар в спину.
( предыдущее   soyka62.livejournal.com/140313.html  )
редька

Кто кого строит?

      Замечаю, иначе ведут себя слова, если увидеть их напечатанными, скажем,  на мониторе. Совсем не так, когда просто произносишь или запишешь карандашом на листке.  Если просто карандашом, смотришь, всё нормально. Перечитать можно. Ну, и ещё раз можно. Да нет, стоят, как миленькие. Только напечатаешь,  и всё не так. Словно напечатанные,  они совсем другую танцевальную фигуру пытаются  исполнить.
      Написанные стоят смирно, не о чём не беспокоятся. Напечатанные тут же начинают толкаться локтями, на ноги друг другу наступают. Некоторых из тех, кто ещё пять минут назад свой был, так и норовят вытолкнуть. Так и выпихивают : " Убери его отсюда. Ты что, не видишь? С этим кособоким,  кривоногим придурком только собачий вальс танцевать можно. И то,  в полной темноте."  Ладно.  Мне что, я и убрать могу.
        В другом месте наоборот. Видно, что цепочка обрывается. Не хватает звена, пусто:  " Напиши " зелёный". Сейчас же напиши "зелёный" !  Здесь "зелёный"  во,  как нужен. Хана нам здесь без зелёного." Ой, ребята, да хоть серо-фиолетовый, только чтобы ничто вам танцевать не мешало.
         Подолгу они этой фигнёй занимаются. Иногда настолько подолгу, что я начинаю от них уставать. Да что там, ужасно они меня утомляют.  Появляется желание дунуть посильнее и посмотреть, как они разлетаются сухими  хлебными крошками. " Пожалеешь!  Ох, как же ты потом пожалеешь!  Ты лучше нас на просушку вывешивай. Отвисеться  давай. А сама время от времени поглядывай, как мы тут."
       Вот раздобуду рогатку и буду стрелять  в них жёванными бумажными шариками.
редька

Сон про африканского шамана.

      Вот значит, что приснилось. Я где-то в Африке,  в группе туристов. Мы долго идём по узкой тропе посреди зарослей высокой травы и деревьев.  Наконец, выходим на поляну. Здесь расположилось небольшое местное поселение. Всё как положено, полуголые аборигены, хижины из соломы и листьев. Наш проводник говорит, что сейчас мы встретимся с местным шаманом. Он говорит, это очень экзо и вообще всё будет круто, потом приглашает нас зайти в одну из хижин. Я сомневаюсь, как мы все там поместимся, но внутри хижина более  чем просторна.  Вдоль стены стоит лавочка, нас усаживают рядком на неё.
      Появляется шаман, красивый чёрный мужчина. Одет не так, как местные. Никаких набедренных повязок, соломенных юбок. Просто летние брюки и гавайская рубашка. Не помню, кто подходил к нему до меня, но вот моя очередь. Мы стоим напротив друг друга. У него очень красивое лицо и глаза. В хижине полумрак и лицо чёрное, поэтому  белки глаз  яркие, невозможно оторваться.  Сначала шаман смотрит на меня с выражением балаганного гипнотизёра, и мне делается смешно. Нет, это не серьёзно. Тогда он тоже начинает смеяться и говорит : " Хорошо, я понял, сейчас покажу ". И на несколько мгновений закрывает глаза ладонью. Когда он убирает ладонь, это другой взгляд, мне больше не хочется смеяться. У всё же у него невероятно красивые глаза.
        Я смотрю на него, но боковым зрением замечаю, что пространство растягивается и изгибается. Лавка удлиняется и закручивается вокруг нас, как винтовая лестница. Теперь она превратилась в перила, а туристы, сидящие столбиками, в ступеньки. Между мной и шаманом появляется прозрачный экран. На экране то ли огонь, то ли красно-окрашенный ветер.
          И вот я на открытой местности, под ногами сухая трава.  Шаман сидит прямо на земле и играет на инструменте, похожем на маленький диковинный барабан. Вокруг него бегают дети. Они его дёргают, щипают, забираются ему на плечи, но он только смеётся. И дети смеются. Он не даёт мне подойти, кивает головой - иди туда. И я иду. Я иду и оказываюсь в горах над обрывом. Внизу густой туман, ничего не видно, но я понимаю, что очень-очень глубоко. Там ещё женщина. Я про себя думаю, похоже, из местных. На ней чистый балахон  светло-оливкового цвета и  того же цвета высокий головной убор.
       Она велит мне идти вперёд. Ага, в пропасть! Нет, я не пойду . Зачем? Женщина встаёт у меня за спиной, и я понимаю, что она очень большая, вдвое выше меня. Она поднимает руки, я за ней. Она слегка наклоняется, и я. Я не хочу, но повторяю все её движения. Она делает шаг вперёд. Я шагаю и...повисаю  над пропастью. Пытаюсь повернуться к ней лицом. Это очень неловко, потому что никакой опоры, мне не от чего оттолкнуться. Всё же я кое-как разворачиваюсь, ищу её взгляда. Я хочу увидеть поддержку и одобрение, но в ней ничего этого нет. Кажется, она не может понять,  почему я в этом так нуждаюсь. Женщина произносит только два слова : " Ничего страшного."
          И я опять в хижине. Пространство распрямилось, напротив меня стоит шаман. Он просит рассказать ему, что я видела. Я удивляюсь, почему он спрашивает: " Зачем? Ты же сам показал, разве не видел?"  Он улыбается : " Я ничего не видел. Я слепой."
редька

(no subject)

   Откуда это всплыло? Не могу вспомнить. Может из старого фильма "Синяя птица ". Не помню. Молоко, Хлеб, да и Сахар. Как он мог просто отламывать у себя пальцы. Отламывал и давал детям свои сахарные пальцы. Легко и просто.
   
 Сахар (подходит к детям). Позвольте вас угостить  леденцами...  (Ломает
один за другим все пять пальцев на левой руке и предлагает их детям.)
     Митиль. Что он делает?.. Он ломает себе пальцы!..
     Сахар (заискивающе). Попробуйте, как вкусно... Это настоящие леденцы...
     Митиль (сосет один из пальцев). Какие сладкие!.. У тебя их много?..
     Сахар (скромно). Сколько угодно...
     Митиль. И тебе не больно, когда ты их ломаешь?..
     Сахар.  Нисколько...  Напротив,  это  очень  удобно.  Они   сейчас   же
отрастают, и, таким образом, у меня всегда новые и чистые пальцы...
     Фея. Не ешьте много  сахару,  дети!  Не  забудьте,  что  вам  предстоит
ужинать у Дедушки и Бабушки...
 
    Странные потребности у парня.
редька

Хокку

"Уволили старых слуг.Как сильно разлука с ними Печалит сердца детей!" Не идёт из головы.А если не слуг,а "слуг".Что это за "старые слуги",без которых детям так плохо?
редька

(no subject)

  Я вчера вечером получила смс-ку  с незнакомого номера: "Малыш я очень сильно по тебе скучаю:-)". Не стала возмущаться,не стала удалять послание.Я пошла на кухню,где Вождь с детёнышем вели серьёзный разговор,пытаясь  выяснить ,кого  всё-таки можно считать настоящим мужиком. Я положила мобильник на стол между ними смс-кой кверху и сказала  примерно следующее:"Мальчики,я вас люблю.Мне было с вами хорошо.Я буду вспоминать это время,как лучшее в моей жизни.Но на стало время перевернуть страницу и отправиться в новое плавание."А пока они рвали друг у друга из рук мой телефон,я вышла ,мысленно посылая воздушный поцелуй  незнакомому абоненту.Приятно, пусть и несколько секунд,поиграть в игру под названием "у меня ещё есть выбор".