Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

редька

Maki Horanai

   Болею. Самыйнастоящий грипп, со всеми положенными прибамбасами. Позавчера ночью, кажется, бредила. Хорошо, что мне не доверяют военных тайн) Оставаясь на австралийской волне (Маки хоть и воз борн на Хоккайдо, но синс 2005 года хэз бин ливинг ин Австралия), всех Татьян поздравляю с Днём Ангела!
                       ...
                       Under the Rainbow.
                       
                       Collapse )...
                       другие работы и ссылки в журнале по тегу
редька

без названия.(продолжение)

 
            Кроме проблемы кем заменить Криса, была ещё одна, не меньшая. Феникс. Согласно договору,  когда они доберутся до последнего рубежа, Феникс должен быть на их стороне. Но никто не знал,  где его искать. Поговаривали, что последние двадцать лет он прятался от людей. То в придорожном валуне, то в горластом  деревенском петухе. Феникс ничего не боялся и всегда оберегал своего  хранителя. Но где он прятался сейчас? Об этом никто ничего не слышал.                                                                                                                                 
             Еда была на удивление вкусной и аппетитно пахла. Но Ло требовалось сделать над собой усилие, чтобы проглотить хотя бы  кусок. Вот тоже. Пока их мало, можно  запросто остановиться в любой харчевне. А когда они соберут людей, даже если в половину того, на что рассчитывают. Как они будут обеспечивать себя провиантом?  Ло не подозревала, что ей придётся думать о таких вещах. Теперь ей захотелось побыстрее выбраться на улицу, в пути эти мысли не были настолько назойливы. Наконец её спутники, сытые и повеселевшие стали подниматься из-за столов. Ло тоже встала, предусмотрительно захватив какую то снедь для Замарашки. Выйдя на воздух,  поискала её глазами, но той нигде не было. Остановилась  в растерянности, и  вдруг услышала взрыв хохота с поляны, где устроили привал рубежники.
          Обернулась Ло  как раз в тот момент, когда огромный, как каменный идол рубежник ударил Замарашку прямо в центр груди. Маленькое тело от удара взлетело в воздух, как показалось, застыло вверху на пару мгновений, а потом рухнуло на землю, подняв облако пыли. Было похоже, что не все вояки одобряли такие шутки. Во всяком случае,  хохот смолк, люди стали подниматься со своих мест и, не глядя на ворох тряпья в пыли, принялись поправлять амуницию, проверять дорожные сумки. Оскар, не взирая на свой не малый и вес и тяжёлые доспехи, в один прыжок оказался  возле Ло и зашептал ей в самое ухо: "  Ты же понимаешь, нам надо ехать. Нас  ждут люди в Ореховых Холмах. Мы не можем сейчас ввязываться... Может, когда нас будет больше…тогда…  а сейчас мы должны соблюдать…Ты  помнишь, что вышло..."                                                    - Оскар, - Ло заговорила, не поворачивая к нему головы, - пошли людей. Пусть посмотрят, если она жива, мы забираем её с собой.                                                                                                                                                                                    – Ло, - Оскар прижал ладонь ко лбу, подыскивая убедительные слова,- один раз послушай старика, прояви благоразумие. Ло повернулась : " Папи, просто отправь людей."
Он опустил плечи и пошёл к обозу. Ло бросила еду, которую до сих пор держала в руках, пасущимся неподалёку курам.За её спиной  Брюс возился у коновязи. Могло показаться, что он занят седлом, но его рука находилась подозрительно близко к оружию. Бокарка отдаёт приказы, значит,  жди неприятностей. Брюс, в отличие от Оскара, никогда не спорил с ней  и ни от чего её не отговаривал. Потому ли, что слишком долго был рабом, потому ли, что приняв однажды решение следовать за кем-то, принимал и все последствия, как должное. А замарашку уже тащили к телеге.                                                                                                                                 Оскар, этот старый солдат, в губине души веривший в свою счастливую звезду, почти начал надеяться, что всё обойдётся,  когда увидел, как огромный  рубежник двинулся в их сторону. Тогда он перестал суетиться, поднял брови, как бы говоря себе: " ну что ж, котлеты, так котлеты», и встал, пытаясь закрыть плечом Ло. Рубежник надвигался. как  туча. Он подошёл почти вплотную, окинул Оскара с головы до ног презрительным взглядом и вперил взгляд в девушку. Морда широкая, как поднос. Ло смотрела на него из-под капюшона, даже не пытаясь предугадать, что будет. Мамочка, как же страшно!                                                     
  - Калеван, сучий потрох, я  что буду ждать, пока ты нагуляешься! – окликнул широкомордого старшина  рубежников. Калеван ещё постоял немного, буравя Ло взглядом, потом сплюнул ей под ноги: " Ничё, ещё разберёмся."- и пошёл назад. Оскар вздохнул неожиданно тонким голосом. Ло проводила взглядом удаляющегося солдата, посмотрела на Оскара и улыбнулась : "Видишь, папи, опять всё вышло по-твоему. Мы едем в Ореховые Холмы."                                                            
      Крис наблюдал за происшествием  через мутное окно харчевни. Он был  готов броситься на помощь своей бывшей компании. Когда стало ясно, что всё обошлось, он перевёл дух, незаметно опустил ножи за голенище пыльного сапога и надвинул шапку на глаза пониже. Крис не оглянулся, но услышал как,  сидящая у него за спиной Френ тоже облегчённо вздохнула.                    
редька

Про нас.

     Это можно засчитать, как факт обо мне. Вполне сойдёт.
      Я чувствую себя нормальным человеком. В основном. Ну...большую часть времени. Но в определённых,  специфических ситуациях я  впадаю в состояние суетливого беспокойства, и тогда от меня отпочковывается другое существо, сильно напоминающее дальнюю родственницу, прибывшую с далёкого таёжного хутора. То есть решения вроде бы принимаю я, но действовать начинает она.
      Выглядят эти действия приблизительно так. Деревенская тётка, обвешанная котомками, неизвестным макаром оказалась на середине проезжей части, как раз в тот момент, когда загорелся красный. И эта пугливая, таёжная серна начинается метаться из стороны в сторону,  скакать то влево, то вправо, размахивая авоськами и пытаясь просчитать на ходу на кого рвануть так, чтобы уже наверняка - вон на тот грузовичок или на эту вот маршрутку.
       Если ситуация позволяет взглянуть  со стороны, моя хладнокровная часть искренне ухохатывается, до слёз. Но  с другой стороны? Она ведь мне не чужая, эта тётка. К тому же, я могу неплохо командовать, если захочу. Поэтому хватаю её за рукав и рычу ей в самое ухо: " Замри! Не двигайся! Через пять минут загорится зелёный, и мы спокойно перейдём! "
       Выдержки у моей половины хватает ровно на тридцать секунд.  А потом она опять начинает метаться и дергаться, и я , путаясь в собственных ногах, волочусь за ней хвостом. Пытаюсь остановить её, применив захват сзади. Но она зараза сильная, и с реакцией у неё полный порядок. Стряхивает меня, как муху. Пока я встаю,  потирая ушибленные коленки, роднуля успевает отбежать на приличное расстояние. В этот момент и загорается зелёный свет.
      " Уходим, дуся! " - кричу ей, - Уходим! На всякий случай машу рукой в нужном направлении, опасаясь, чтобы та не рванула в другую сторону. Но опасения напрасны. Дуся моя стоит, как вкопанная. Нужно ли говорить, что когда я дохромаю до неё, чтобы растолкать, опять загорается красный.
      В общем, ни командирские нотки, ни военные марши не помогают держать её в узде. Не получается. Не знаю почему. Может она реально неуправляемая, а может просто ни ставит меня ни во что, как родню. А ведь я  так порой от неё завишу.