soyka62 (soyka62) wrote,
soyka62
soyka62

"Барсучья" застава. (ч.3)

     Зои опаздывала. Когда она вернулась, было совсем светло. Чтобы привести оставшиеся баллоны, пришлось взять Бусинку.
     - Я прихватила ещё воды и сделала сандвичи.
     - Да? С чем?
      - С паштетом и луком. Извини, всё, что осталось.
      - Лук в следующий раз не клади. У меня от него изжога, да и вообще, только пить больше хочется. - Дирх выглядел озабоченным, и Зои догадывалась, что причина не в Пустоте. Его забота осталась одна на заставе.
- А где спасибо?
- Да, и ещё, - он явно находился не в духе , - перестань ждать благодарности за каждый свой чих.
Чтобы не поддаться искушению, она поспешила спрятаться за респиратором.
- Не дуйся, - Дирх прищурил глаз и посмотрел на небо, - жарко будет.
- Да не психуй, я подоила Бриджит, - наконец то, ей удалось его удивить.
- И она тебя подпустила?!
- А я напялила твою шляпу и твой свитер, тот, что вечно заляпан горчичным соусом. Она даже не поняла, что это я, а не ты.
- А руки? Она не узнала руки?
- Не волнуйся, я была нежной, - Зои усмехнулась под респиратором. Про эту его кнопку она всё-таки знала, - Ладно, мы как, будем работать, или побежишь проверять?
- Я всегда говорил,- тон его заметно смягчился, - можно из тебя выпилить человека.
     Они разделили привезённые баллоны, разошлись на противоположные стороны участка, повреждённого пустотой и двинулись навстречу друг другу. И Зои снова занервничала. Она носилась с правого края на левый и обратно, наглядно демонстрируя, как избыток сил препятствует обретению мудрости. Уже через четверть часа её волосы взмокли от пота, она сбросила на землю свой вызывающе красный пыльник, но темпа не сбавила. Как обычно, ей не терпелось сделать всё побыстрее, но Дирх следил, чтобы работа производилась чётко по правилам.
     Сначала доступная часть заражённого участка обрабатывалась пеной, или "живым пластырем", или, как они его меж собой назвали, проявителем. Постепенно из ничего начинали проступать очертания земной поверхности, камней, травы и прочей растительности. Важно было дождаться, пока их смутные образы окончательно оформятся и уплотняться. Затем следовало запустить на восстановленный участок собак. И только, если животные не выказывали особого беспокойства или других странностей в поведении, можно было двигаться дальше. На самих участках живность, обычно, не попадалась, повинуясь инстинкту, она разбегалась загодя. Изредка встречались мумифицированные трупики грызунов, но живые организмы пока возвращать не удавалась. Так происходило всякий раз, постепенно превращаясь в привычку, но, судя по сегодняшней ночи, начинался новый виток.
      Дирх, будто назло Зои, экономил на каждом движении, никуда не спешил и,вообще, вёл себя раздражающе спокойно. Пустые баллоны не бросал где попало, а методично складывал в одном месте, чтобы не искать их потом в траве. Нравилось ей, или нет, Зои признавала, что, несмотря на очевидную медлительность, он продвигается намного быстрее.
     - Смотри, - через пару часов они сблизились настолько, что могли переговариваться почти без крика, - не досчитаемся хоть одного, и эта бешеная с нас семь шкур спустит.
     Зои остановилась и облизала пересохшие губы.
     - Ничего, пригласишь её на свидание, как в прошлый раз, и всё обойдётся.
     Дирх набрал в рот немного воды , шумно прополоскал горло и сплюнул.
    - Не-е-ет, - он хохотнул, но как то невесело, - хватит с меня и одного раза, за глаза.
     На голоса прибежали собаки. Дирх присел на корточки и по-очереди напоил собак, наливая воду прямо в ладонь. Гойочи тоже бродили неподалёку, высматривали зеленоватых ящериц и зазевавшихся тушканчиков. Прожорливые создания эти гойочи, но без воды могли обходится сутками.
     На всё про всё ушло четыре часа. То есть на работу, не считая перекуса, трёх перекуров и контрольного сеанса связи с дежурным. В общем, за четыре часа с лишним управились. Неплохо.
     Зои побрела собирать израсходованные баллоны, а Дирх сел на землю, там, где несколько часов назад зияла пустота. Сейчас здесь шуршала незрелыми плодами ветвистая акация. Он несколько раз сидя подпрыгнул, проверяя прочность основы, поднял с земли стручок, разломил и понюхал на сломе.
     - У нас осталось что-нибудь? - окликнул он Зои.
     - Два баллона, - ответила она, чуть погодя, - один неполный, так что, считай, полтора. Да ладно, завтра твоя подружка привезёт новую партию. Думаю, до тех пор ничего не случится.
     -Дай то Бог, дай то Бог, - Дирх вздохнул , - принеси-ка ещё воды.
     
     
     - Странно, - Зои лежала на земле под акацией, закинув руки за голову. Дирх, сгорбившись, сидел рядом. Сигарета его давно перестала дымится, было похоже, что он задремал.
     - Слышишь? Я говорю, это странно.
      Дирх встрепенулся, посмотрел на Зои затуманенным глазом и заново подкурил. Зажигалка несколько раз гасла, рука ли его дрожала, или ветер сдувал пламя. Он прикрылся свободной ладонью.
     - Что тебе так странно?
     - Вот, скажи, хотелось бы тебе сейчас оказаться в другом месте? Или, скажем, переместиться во времени?
     Дирх сделал две короткие затяжки и только тогда ответил.
     - Возможно. Во времени...
     - А мне нет, Вот, что странно.
     - Шутишь? - он посмотрел с недоверием.
     - Нисколько. Знаешь, мне почти всегда казалось, что я хочу быть... ну, как я сказала, где-нибудь в другом месте. Всегда. То есть, как всегда? Сначала не хотелось, но я уже почти не помню, когда. А потом всё время. Хотя... там, где я была всё, вроде, было нормально у меня. Ну, как нормально? Не всегда, конечно, но в основном. Нормально.., - она замолкла на полуслове.
     - И?
     - Здесь мне бывает страшно. Часто. Особенно, когда есть работа. Я всё время боюсь, что мы не успеем, и пустота расползётся. Я даже уверена, что однажды так и будет. Или не мы, а кто-нибудь другой, на другой заставе. Этого я боюсь ещё больше. Кто-нибудь не успеет. Но... Позавчера я проснулась рано. Раньше обычного, и не сразу поняла, почему?
     - Почему же? - Дирх курил и хмурился.
     - Здесь, - она положила одну руку в центр груди, - было тихо. Я даже не поверила. Тогда я встала, и чтобы убедиться, что я всё ещё здесь, посмотрела в окно. Я видела, как ты выходил из загона. В этой дурацкой шляпе, - Зои негромко засмеялась, - прости, Дирх, но ты в ней выглядишь, как дешёвый клоун.
     - А я работал коверным, правда, не долго...
     - Не сомневаюсь, - Зои рассмеялась чуть громче,- нет, я представляю себе, - теперь на неё напал смехунчик, и она уже не могла остановится.
     Дирх поднял бутылку с водой и сделал вид, что собирается плеснуть на неё.
     - Всё! Всё! - Зои села и закрыла лицо, - я больше не буду! - у тут же спросила без всякого перехода, - а ты знаешь, что она тебя хочет?
     - Кто?
     - Как это кто, наша бешеная интендантша, - Зои была совершенно серьёзна.
     - В каком смысле? - Дирх слушал её вполуха, а сам смотрел на собак, которые устроили возню с лаем и визгом здесь же неподалёку, - в каком смысле хочет?
     - Ты что маленький? В том самом. Ну, как?! Ну, там тили-тили, трали-вали, - и она показала на пальцах, о чём речь.
     - Что?! О, нет! - теперь Дирх закатился смехом и протестующе замахал руками, - только не это!
     - Почему? - на лице Зои не было и тени улыбки.
     - Лучше не говори! Я её боюсь!
     - Ну, почему, почему? Она такая видная женщина, - не отставала Зои.
     - Ага, именно! Она же.., - Дирх растерялся, - она даже выше тебя!
     - Подумаешь! - фыркнула Зои, - это не серьёзный аргумент.
     - Да?! А ты видела, какие у неё брови? Они же толстые и прямые. Как шпалы!
     - Правда? Никогда не замечала.., - её ноздри предательски дрогнули.
      - Нет, - он скрестил перед собой руки, что означало конец обсуждения, - нет, нет. Я люблю маленьких и светленьких. И чтобы брови, знаешь, такие... как аккуратные скобочки.
     Зои, наконец, раскололась и снова принялась хохотать. Остановилась она после того, как Дирх плеснул ей на спину немного воды. Она отняла у него бутыль и сделала несколько глотков.
     - А сколько тебе лет?
     - Чего ты от меня хочешь? - он снова насторожился, - думаешь, я...
     - Да ничего я не думаю. Просто ты опять меня сделал. Никогда я за тобой не успеваю, в чём дело, а?
      - А-а-а, - протянул он загадочно, - Я привык вертеться. Я говорил тебе, что когда то был судьёй в ринге? Правда, приглашали меня только на третьесортные бои. Зато у меня была такая белая рубашка и маленькая чёрная бабочка. Но вертеться мне приходилось, у-у-у...
      - Ой, слушай,хватит врать! Ты же говорил, что работал в греческом ресторане.
     - И в греческом ресторане. А ещё раньше, совсем давно, танцором. Знаешь, были такие платные партнёры для танцев...
     - Ты?! Платный партнёр?!
     - Для танцев, дорогуша, только для танцев. Помню, была там одна дама, весьма прилипчивая. Очень похожая на нашу интендантшу. Так вот, после того, как я с ней танцевал, а она, нужно сказать, танцевать хотела только со мной, так вот, после этого я по несколько часов отмачивал ноги в яблочном уксусе. Все деньги у меня уходили на уксус, - Дирх замолк. И Зои молчала. И мир смог наполнится привычными звуками.
     
     
     Всю обратную дорогу Зои клевала носом, пока чуть не выпала из седла. Ей хотелось есть, её мучила жажда. Чувствовала она себя совершенно разбитой и думала, что если они, вот прямо сейчас не приедут, то у неё случится солнечный удар. Наконец, над верхушками деревьев всплыла старая, облупившаяся вывеска "Барсучья нора", оставшаяся над заставой ещё с прежних времён.
     - Какая нора? При чём здесь какая то нора? - бормотала Зои, - а что было здесь раньше, ну, ты понял, до нас, до заставы?
     - Ферма какая-то, - Дирх пожал плечами, он тоже изрядно вымотался, - или перевалочная база. Для туристов. Точно не знаю. Слушай, как же охота пожрать. Что там у нас до завтра осталось?
     - А, всё-таки, она тебе нравится.
     Дирх усмехнулся, но промолчал.
     - Не притворяйся, что не слышишь.
     - Я знаю, там осталась мука. Ты оладьи то печь умеешь?
     - Не очень. А чего ты сразу? Хочешь перевести разговор?
     - Наоборот. Завтра испечешь оладья, и когда прибудет этот ходячий авианосец, мы будем сидеть на веранде и пить чай с оладьями.
     - Понятно, хочешь, чтобы она ревновала.
     - Очень. Но, вот, я о чём думаю. Знаешь, что странно на самом деле? - собак нигде не было видно, скорее всего, убежали домой. По дороге впереди всех трусила Бусинка, в сумках позвякивали пустые баллоны, - Раньше считалось, что от этих пшикалок озоновая дыра, а мы ими наши дыры латаем.
     - Нет, считалось, что это из-за фреона, но наши то совсем другие.
     - Да? Ну, не знаю. И, вот, ещё что. Почему у таких, как мы иммунитет против этой заразы?
     - У каких это у таких?
     - У недостаточных, - он повернулся к ней, чтобы показать веко, прикрывающее пустую глазницу.
     - А с чего ты взял.., - Зои осеклась и перевела взгляд на колышущуюся впереди полоску морской воды.
     - Я ничего не видел и не спрашиваю ничего, но я знаю, что говорю. Такие только и могут тут справится, - он воткнул каблуки в бока невозмутимой Кэр. Птица недовольно крякнула, и они унеслись вперёд.
     - Не стану я печь никакие оладьи, - крикнула след ему Зои.
     День обещал быть чудесным, и она с сожалением подумала, что, наверное, проспит его весь. Если ничего не случится.
(окончание следует)
Tags: "Барсучья" застава, Сказки
Subscribe

  • Park Gu-hwan - 박구환.

    Peaceful village L2488 - woodcut. 2014 Peaceful village M5113 - woodcut. 2015 Peaceful village-Lighthouse. woodcut.…

  • Wendy Houston (Dunbarton, 1957)

    July poppies. 21 x 21 cm Poppies in the sun. oil on board 26 x 26 cm summer field. oil on board 61 x 61 cm swallows…

  • Winifred Fergus

    Two Cats Sleeping on a Holbein Rug. 1999 . Oil on canvas, 40.5 x 61.7 cm Winter Cockerels. 45х35 см New birds. 49x37 oil…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments