soyka62 (soyka62) wrote,
soyka62
soyka62

Categories:

Сны Бьянки. Дыня дня.

 
Цепа вся истомилась. И аппетита не было уже несколько дней.  К  перепелиным  яйцам  она не притронулась,  капризно отодвинула от себя желе,  не пригубила вина.  Она  взяла  с блюда  сливу, положила себе на ладонь  и  поднесла  к  губам.   Слива  была   мясистой,  сладко-душистой.   Её  упругая  чёрно-фиолетовая  кожица  в последнем изнеможении  сдерживала  напор  спелой   мякоти.
-  Она, как и  я,  -  подумала  Цепа  и  вернула сливу на место,  не надкусив., - несчастная я, несчастная! 
Цепа была очень несчастна.  Ещё она была молода, здорова, богата, умна и  красива.  Цепелла  нисколько себе  не льстила. Она была гораздо богаче  глуповатой  дочери   генцога  Тиролло.   Ни одна  из  шести  наследниц  старого  Мальгоро  не  могла  соперничать  с ней в красоте.  А  юная вдова  бедняги  Гааслаанда желтела лицом   всякий раз, когда они сталкивались на балах и турнирах.  Но  это  Цепу ни мало не веселило.
Да, у  неё  есть  всё,  о чём  только можно  мечтать.  Зато у неё нет самого главного!  Нет мужчины,  нет рыцаря,  которому бы захотелось  вручить  все эти бесчисленные  достоинства.
Генцог  Бруни  был тоже  несчастлив.  Он всегда  делался  самым  несчастным  отцом,  когда  на  лице  Цепы  появлялось это кислое  выражение. Самым  несчастным  и  самым  виноватым  отцом на свете.  Он опять не знал, что ещё  он должен дать  своей  дочери,  чтобы она ни в чём не  нуждалась.
- А я так  надеялся,  что  ты  развеселишься, -  намекнул он не слишком уверенно,  -    молодые  женщины во все времена  увлекались  рыцарскими  турнирами.
- Ах,  оставьте,  папА -  вздохнула  Цепелла, -   какие турниры?  Видимость, традиция, - добавила она,  грассируя, из-за сдавившего горло комка,  -  пустое развлечение, разве только  для черни годится.  Как  можно  всерьёз  говорить  о  поединках,  если  соперники   знают,  что   с ними  ничего  не случиться. Так...поиграют  оружием и  отправятся  восвояси  сочинять бездарные  песенки  о  своих  подвигах.
-  Да,  традиция,  - не сдавался  Бруни,  -  но какая!  Героическая традиция!
-  Где Вы  увидели  героизм, папА? Где? - и она показала отцу нежные, розовые ладошки. Они были пусты,-  Я  не  вижу  никакого  героизма. Одни  только  фальшь  и скука.
Цепелла  больше   не  могла  сдерживаться,  она  разрыдалась  и  выбежала  вон, так и не позавтракав. Ах, она всегда была непозволительно  непосредственна.
 
                                                                                                          *          *          *
 
Рыцарю захотелось остаться  в  одиночестве  и  он  уехал  далеко  вперёд.  Ослу  с Бьянкой оставалось только глотать  клубившуюся  за  ним  дорожную  пыль.  Рыцарь  Дыня  был  печальным  рыцарем.  Самым  печальным  рыцарем  в  самых  сверкающих на свете доспехах. Но любой понял бы его в этот момент.
- Зачем ты к  нему  придираешься?  -  Осёл , выглядел тоже печальным и озабоченным,  -  Что ты цепляться то  к нему всё время?  Он рыцарь!  Могла бы и по снисходительней быть.
- Поснисходительней? С рыцарем? Ха! Еще  чего,  -  кобенилась  Бьянка,  -  ты сам разве  не  видишь?  " Мне ни за  что  не победить на  этом  турнире!  Меня  ждёт  поражение!  Ох! Судьба  опять не будет  благосклонна  ко мне."  Тьфу! -  она состроила  унылую мину,  -  он  эту чушь повторил раз десять.  И это  только  сегодня,  и только после обеда! 
Она показала  пальцем  вперёд,  туда,  где  солнце  играло на золотистого цвета  металле.
-   Вот  скажи,  зачем  он  напялил такие  доспехи?  Он чего  хочет? Собрать  вокруг  себя  всех  ворон?  Ехал  бы уж  лучше  домой,  -  она  не на шутку развоевалась, - нет, видно, ничего я в жизни не понимаю. В нашей деревне его бы давно...
-  В вашей деревне? Сравнила тоже.  Ты меня что ли не слышишь?, Он рыцарь, И наш  долг  поддерживать его, - напомнил Осёл, не слишком рассчитывая на успех, -   Укреплять  его  боевой  дух.  Мы оруженосцы!  Какие ни какие...  А ты делаешь всё  наоборот, - он начал злиться по-настоящему, но Бьянка ничего не заметила.
-  Э, нет,  -  покачала она головой,   -  оруженосец  ты.  А я так...  Подаю  овёс коню и  оруженосцу,  почёсываю им  на ночь  за  ушком, -  замолкать она, кажется,  не собиралась,  - Нет,  ты только посмотри !  Ну, посмотри на  него!  Сверкает,  как начищенный  таз и ведь наверняка  прямо сейчас  проклинает  судьбу! -  Бьянка расхохоталась нарочно громко,  чтобы и  рыцарь  мог  услышать её смех.
Глаза  Осла  превратились  в  прорезные петли для костяных пуговиц.
-  Вы,  женщины  развиваете  в  себе  такую  необоснованную  требовательность,  а потом, - голос его неожиданно  сорвался  на визгливый  фальцет,  -  потом сами же от этого страдаете?!
-  А  чего  ты  его  защищаешь? -  удивилась Бьянка,  - Долг службы?  Ха-ха! Успокойся, какая  тебе  разница?  Платил бы жалование вовремя,  вот и всё что от него  требуется,  пока нам  по  пути.
-  Почему? Почему, собственно,  я  не  могу  его  защищать? -   Осёл еле сдерживался, чтоб не лягнуть подружку,  -   По-твоему получается,   если  рыцарь  взял  в  оруженосцы  осла,  он  уже  непременно  и трус,  и   дурак и, конечно же,  неудачник?!
Осёл  ускорил  шаг,  и Бьянка  осталась  одна.  Она застыла, осознав вдруг всю свою бестактную недалёкость.  Усыпанная с головы до ног пылю,, она была похожа на  брошенную на дороге глиняную китайскую статую.
- Э.., постой!  Я совсем не то хотела сказать!  Я же не знала, что ты так...-   она  бросилась за Ослом  вдогонку,
-  Я... то есть ты... подожди,  я  совсем  не о том!
Но  Осёл  больше ни за что  не  желал  с  ней  разговаривать.
 
                                                                                                     *          *          *
 
Рыцарь с Ослом готовились к поединку.  Мужчины перебрасывались   короткими фразами и междометиями,  понятными  только им двоим.  На  Бьянку никто не обращал никакого внимания.  Когда  она  сказала,  что "если  не нужна, тогда уже  лучше  пойдёт  прогуляться",  Осёл и рыцарь Дыня  переглянулись, как будто спрашивали друг друга,  им послышалось  или на самом деле кто-то  что-то сказал.
"Дураки ",   -  буркнула  Бьянка  и улизнула из  шатра на свежий воздух.
Для  начала,  она  показалась на ярмарке.  Меж оживлённых  рядов  вышагивала важно, высоко подняв голову и обмахиваясь   остролистой  веточкой на манер веера. За ней следовали насмешливые  взгляды  торговок и солёные шутки торговцев,  как беззлобные,  так и откровенно  похабные. Все они были  восприняты  безразлично.  Бьянка плыла в глубине своих тайных замыслов, и глубина эта защищала её .  Из глубины той,  она смотрела  на  людей  снисходительно,  свысока,  будто  ей была доступна важная тайна о каждом. Тайна, которую  ни один из них не  согласился  бы  обнародовать. И  только слепой и глухой мог бы подумать, что ей просто напросто нечего делать.
Однако, к  началу  первого  поединка  Бьянка  была уже  возле  ристалища.
Шум  турнира  оглушил и раздавил  её совершенно. Трубы рокотали,  флаги и знамёна  плескались на ветру, как безумные, оружие  клацало ,  гремели  доспехи.  Хищный  рёв  публики усиливался с каждой минутой.. Бьянке понадобилось время, чтобы справиться со смущением, но она справилась  и, переборов опасения,  протиснулась  в толпу.  Бьянка  всматривалась  в  разгорячённые. нетрезвые  лица,  прислушивалась  к  хриплым голосам,  неразборчивым  воинственным возгласам. Против воли ею овладело доселе незнакомое возбуждение.  Дыхание  стало глубоким  и частым,   Бьянка  почувствовала  странный  зуд  в носу и на  кончиках  пальцев, а пересохшие губы приходилось поминутно облизывать. Наконец,   ей удалось  протиснуться  поближе  к  ложам.
Тут  она  раздумывала недолго  и выбрала  самую  роскошную,  укутанную  бархатным лиловым  навесом ложу.   Бьянка схватила за рукав мальчишку-пажа, который спешил наверх с подносом,  полным свежих медовых слив.  В ответ на его надменный,  немой вопрос  она  загадочно, как это ей представлялось,   улыбнулась,  положила  на  поднос   сложенную  вчетверо  записку и чмокнула пацана в щёку. Паж  брезгливо попятился, но спорить не стал и быстренько  удалился.   А через  пять  минут  Бьянка  уже стояла  в ложе перед Цепеллой.
(окончание следует)
Tags: Сказки, Сны Бьянки
Subscribe

  • "Барсучья" застава. (окончание)

    Дирх заглушил мотор, забрал с пассажирского сидения пакет с жаренными пончиками и вышел из машины. Он постарался не хлопать дверцей, чтобы Ноэль не…

  • "Барсучья" застава. (ч.3)

    Зои опаздывала. Когда она вернулась, было совсем светло. Чтобы привести оставшиеся баллоны, пришлось взять Бусинку. - Я прихватила ещё воды и…

  • "Барсучья" застава. (ч.2)

    Было ветрено, но от вони не спасал даже ветер. Зои представляла, что так, должно быть, воняет раскалённое прогорклое сало. На крыльце она…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments